Блог

Интервью с ученицей выпускного курса МГАХ Станиславой Постновой

Опубликовано 07.10.2016, автор Лилия Аношкина

Станислава Постнова, ученица выпускного курса Московской государственной академии хореографии, рассказала Zefir Ballet о том, как одежда выделяет артиста из толпы, как выдержать репетиции в 11 вечера и почему отсутствие мыслей во время танца – секрет успеха. 

 

Zefir Ballet: Судя по твоему аккаунту в Instagram, ты любишь красивую одежду, моду в целом, lifestyle. Ты выросла в такой атмосфере? Эту любовь тебе привили родители?

Станислава Постнова: Да, родители. Моя мама очень увлекается модой, она всегда старается выглядеть красиво. Хотя ее профессия связана не с модой, а с языками, она сама любит моду и следит, чтобы я всегда хорошо выглядела.

 

ZB: В каком возрасте ты начала сама одеваться и придумывать наряды? 

СП: В 10 лет. Мы с папой поехали в тур по Европе, и одной из стран была Италия. Тогда мамы с нами не было и пришлось самой выбирать одежду. Конечно, она меня немного ругала, когда увидела, какие вещи я выбрала.

 

ZB: В 10 лет как раз принимают в балетное училище. Скажи, повлияло ли решение пойти в профессиональную школу балета на твой выбор в одежде?

СП: Нет, ведь балетом я занимаюсь с двух лет.

 

ZB: Балетные костюмы и их эстетическая сторона все же влияет на то, как ты одеваешься.  

СП: Естественно, влияет — артиста всегда можно выделить из толпы. Артистов отличает свое видение стиля: они всегда одеваются с изюминкой, конечно, не всегда удачно; что-то заимствуют со сцены — яркие костюмы, много украшений, элементов декора.

 

ZB: А что тебя вдохновляет при выборе одежды?

СП: Искусство. Мода — тоже искусство, а источники моего вдохновения — это модные журналы, картины.

 

ZB: Необычный крой и цвета в весьма консервативной и специфической сфере моды — в одежде для балета — тоже может вдохновлять. Какая из коллекций Zefir Ballet тебе больше всего по душе?

СП: Цветочная, особенно люблю сочетание однотонных купальников с яркими принтами юбочек.

 

ZB: Как бы ты описала свой стиль? 

СП: Элегантный и практичный, на каждый день, но не что-то обыденное и спортивное, а с элементом изящности.

 

ZB: А в чем выражается практичность?

СП: Это когда я могу пойти с утра в академию, а вечер продолжить в театре или ресторане.

 

ZB: Кроссовки не подойдут? 

СП: Вряд ли. Кроссовки скорее всего подходят, когда я иду на выходных в спортзал или когда очень болят ноги после репетиций.

 

ZB: Кстати, в чем ты ходишь после самых трудных многочасовых репетиций?

СП: У меня в школе всегда стоит пара кроссовок. Если я чувствую, что не могу идти в балетках или сапогах, я надеваю кроссовки, хорошо, что идти до дома близко.

 

ZB: В чем тебе некомфортно  ходить?

СП: Это зависит от настроения и от места. Не люблю растянутые толстовки и огромные свитера —чувствую себя в них неуютно.

 

ZB: Расскажи про свою любимую репетиционную одежду.

СП: Я люблю удивлять педагогов и одноклассников. Чаще всего обожаю надевать шорты-парилки, розовые и фиолетовые, и гетры. Многих это поначалу удивляло, даже смешило. Мне нравится, что ноги остаются в тепле, и зимой, когда плохо работает отопление, я надеваю гетры, а сверху штаны. Мои мышцы довольно быстро разогреваются и довольно быстро остывают.

 

DSC_4337_копия.jpg 

На Станиславе купальник Zefir Ballet Фаэтон (темно-синий)

 

: Вам разрешают носить это все?

СП: Во время класса нет, а в коридоре да. Бывает холодно, но многие любят разогреваться без всего — они считают, что мышцы работают неправильно, когда они в тепле. Я не сторонник таких варварских методов, потому что я и так мерзлявая. Часто зимой я делаю станок и только к grand battement чувствую, что я разогрелась, хотя я делала разогрев во всем теплом. Поэтому в теплое время года чаще на ногах у меня кроссовки, в которых я хожу в школе, а зимой это, конечно, тапки для разогрева.

 

: Ты за форму в академии или за то, чтобы можно было в чем угодно заниматься?  

СП: Я сейчас развею этот миф про форму, потому что это зависит от педагога. Если педагог, который ведет класс, разрешает ходить в разноцветных купальниках с разными юбками, то ты можешь ходить в чем угодно. Естественно, купальник цвета фуксии вряд ли будет приветствоваться. Наш педагог стала лояльна — раньше она была строже, но и сейчас она, конечно, может попросить, чтобы все ходили в черном хотя бы неделю, иначе в глазах рябит. Более молодые педагоги почти не обращают на это внимание: есть педагог, которая танцует в Большом театре, и она привыкла, что все одеты, как хотят.

 

ZВ: А в театре тебе захочется одеваться в яркие цвета или тебе нравится нейтральная форма?

СП: По настроению: в какой-то день хочется выделяться, чтобы привлекать внимание, в другой день, когда была поздняя репетиция, я хотела надеть что-нибудь незаметное.

 

: А как ты относишься к тому, что в театре все одеваются как угодно? Что бы ты хотела носить, что нельзя носить в академии?

СП: Мне нравятся разноцветные лосины. В театре все уже взрослые, и никто не заставит их одеваться в униформу, однако, иногда это не очень правильно. Когда в 2015 году снимали день балета, который транслировали на весь мир в youtube, и другие театральные труппы были одеты в нейтральное розовое трико, а мужчины были в длинных трико, а не в шортах, в Большом все были одеты слишком пестро. Я думаю, что на один день можно договориться одеться более спокойно и не заниматься в тапках. Если ты сам себе позволяешь так ходить, это не значит, что это нормально для всего мира, все же это лучший театр страны. Нейтральная одежда или форма — в первую очередь, самодисциплина и то, как ты показываешь себя со стороны.

 

DSC_4492.jpg

 На Станиславе купальник Zefir Ballet Кусто (серый) 

 

ZB: Пару недель назад ты вернулась с VI Международного конкурса Юрия Григоровича «Молодой балет мира», где взяла II премию и серебряную медаль.

Почему ты решила участвовать в нем? 

СП: Это было не мое решение — наша школа отправляла несколько учеников, которые, по мнению педагогов, оказались достойными этого. Меня поставили перед фактом, что я могу участвовать и должна показать академию.

 

ZB: Что ты танцевала? 

СП: Четыре вариации – одну народную, одну современную, вариацию из pas-de-deux Баланчина, Фею Сирени, третью тень из «Баядерки» и вариацию Раймонды.

 

ZB: Какие общие впечатления от конкурса?

СП: Мне очень понравилось. Это мой первый конкурс, и я думала, что будет труднее. Самое тяжелое — репетировать, так как сцену дают на пять минут, а нужно успеть переодеть костюм несколько раз. Есть только одна такая репетиция, и поэтому нужно приезжать на сто процентов подготовленной, чтобы быть уверенной во всех движениях. Еще одна трудность — у нас на сцене в школе покат (угол наклона сцены для создания перспективы. — Прим. ред.) , а на конкурсе была абсолютно ровная сцена, на которой, конечно, удобно вращаться, но надо к ней привыкнуть. Получается так, что после приезда, на следующий день идет репетиция с утра, а вечером первый тур.

 

ZB: Тебе показалось, что конкурс — скорее соревнование, тогда как балет больше об искусстве?

СП: Скорее показалось, что некоторые люди создавали атмосферу соревнования. Они готовы были идти по головам, но, к счастью, такие не дошли до третьего тура. До конца дошли 5 девушек и 5 юношей из Америки, Японии, Украины и России. У нас сложилась дружеская атмосфера, все друг другу помогали. Честно говоря, я думала, что этого не будет, а тут так сложилось, что атмосфера была скорее творческая, чем накаленная. Мне очень понравилось, и, если академия позволит, я бы хотела  участвовать в конкурсах в будущем.

 

ZB: Это был твой первый конкурс. Было страшно?

СП: Было трудно на втором туре. Я понимала, что совсем слабых отсеяли, и надо продолжать идти дальше. Это сложно, когда вчера ты весь день танцевал, а сегодня, вместо выходного дня или легкого класса, нужно опять работать. Ноги болели, было тяжело и жарко: климат для работы не очень подходит. С одной стороны, за пять минут ты разогреваешься и садишься на шпагат, но, с другой стороны, ноги к вечеру начинают болеть и отекать, а тур как раз вечером. Сложно было, когда закончился второй тур, и я поняла, что я уже дипломант, и нужно показать себя на третьем туре, если я хочу занять какое-то место.

 

 DSC_4275_копия.jpg

 На Станиславе купальник Zefir Ballet Фаэтон (бирюзовый) 

 

ZB: Получается, что все репетиции шли каждый день и у вас не было отдыха?

СП: Практически. На следующий день после первого тура шел второй, а репетиция на сцене со светом и музыкой была с утра. Мы должны были рассказать звукорежиссеру, когда включать музыку, а у меня в современном номере был сложный выход: я сначала делала несколько движений, и только потом включалась музыка. Это было сложно объяснить. Третий тур был утром, а перед ним репетицию мне поставили в 11 вечера. Тогда хотелось больше спать, чем репетировать, я была последняя по порядку. Некоторые репетировали в 9 утра, за 3 часа до тура, а кто-то поздно вечером — так выпало по жеребьевке.

 

ZB: Поздравляю тебя с успешным дебютом в конкурсе, несмотря на все сложности. Расскажи, что в балете как в виде искусства у тебя самое любимое?

СП: Мне нравится то, что это способ забыться. Если с утра у меня плохое настроение, плохая погода, то, когда я прихожу в зал и начинаю танцевать, я могу забыть обо всем. На сцене с одной стороны страшно: ты очень волнуешься, но, в конце концов, это самораскрепощение. Ты просто двигаешься, а в голове пустота. Ты ни о чем не думаешь, танцуешь и получаешь кайф. Вероятно, это самое интересное, помимо красивых костюмов и цветов.

 

ZB: Пустота в голове хороша во время класса, когда нужно запомнить последовательность движений телом, а не головой. А когда ты на сцене в образе, скажем, Феи Сирени, у тебя совсем нет мыслей, или же ты сосредотачиваешься и думаешь про свой образ?

СП: Самое страшное — это когда во время движения ты начинаешь о чем-то думать, я замечаю это на классе. Если я делаю движение, и в голове какие-то мысли — все, это конец. Ты начинаешь задумываться и теряешь координацию движений, поэтому в голове надо оставлять пустоту, а про образ подумать заранее. Для этого надо взять дополнительные репетиции, если их не хватает, но заниматься этим на сцене нельзя. И без этого много факторов, которые провоцируют: самое страшное, когда на сцене подскальзываешься, или тебя слепят софиты. Неожиданные ситуации — самое страшное, потому что ты начинаешь о них думать и теряешь нить образа, одухотворенность, контакт со зрителем. Ты должен танцевать в зал, ты не должен ничего на сцене делать для себя. На мой взгляд, ты должен отдаваться полностью зрителю, а подумать необходимо заранее.

 

ZB: Ты успешно выходила из таких ситуаций? Брала себя в руки?  

СП: Да. Некомфортно, когда на сцене у тебя что-то не получается, а все на тебя смотрят, софиты светят, ты в тесном костюме и тебе жарко, поддаваться эмоциям в таких ситуациях — непрофессионально. Я стараюсь от этого избавиться. В такие моменты охватывает паника, а я очень эмоциональный человек и перфекционист. Я знаю, что многие артисты заваливают вариации, а впереди еще целый балет, и, конечно, это надо перебарывать.

 

ZB: А что ты не любишь в балете?

СП: Бесит, когда отваливаются ногти. Меня постоянно преследует эта ситуация. Тебе надо работать дальше, а твоя работоспособность с трех часов сокращается до часу, потому что очень сложно терпеть такую боль. Невозможно предугадать, когда это случится. Одно дело, ноги начинают болеть через час репетиции, а другое дело — когда ты только надел пальцы (пуанты. — Прим. ред.), и тебе уже некомфортно. И еще не люблю общие массовые репетиции, когда много народа, и педагогам сложно всех быстро организовать. Я понимаю, что время и силы быстро уходят, пока все соберутся. А когда ногти отвалились и общая репетиция, так это вообще ужас (смеется).

 

 

 На Станиславе купальник Zefir Ballet Фаэтон (бирюзовый) 

 

ZB: Где бы ты хотела танцевать в будущем? Есть идеальный вариант и приемлемый?

СП: Я хотела бы работать в театре, где меня будут ценить, где я буду нужна, и будет такой контракт, где я буду понимать, что дальше я смогу развиваться. Я всегда за развитие и не хочу сидеть на одном месте, поэтому это будет театр, где я буду видеть саморазвитие.

 

ZB: В России или за границей?

СП: Это сложный вопрос, буду пробоваться в разные театры, но все зависит от репертуара и условий контракта.



Модель - Станислава Постнова, Макияж - Анита Пудикова, Стилист - Лилия Косырева, Одежда - Zefir Ballet (джинсовая одежда - собственность стилиста), Фотограф - Катерина Терновская, Ассистент съемки - Дарья Лобковская


Вернуться к списку записей